Добро пожаловать!
В продаже профессиональное звуковое оборудование известных марок, представлены новейшие модели!

Лидер OPETH: «Я не боюсь ничего, когда дело касается музыки»

Sam Dunn с Banger TV взял опрос у гитариста/вокалиста OPETH Mikael'я Åkerfeldt'a во продолжительность проходившего 9 июля в Исландии фестиваля Eistnaflug. Выдержки из беседы приведены вверху. О том, что делает OPETH хорошей группой: Mikael: «По большому счёту, конец сводится к таланту. Мы очень талантливы. Я не знаю... Думаю... Извес, я бы сказал, что мы хорошая группа. Я бы сказал, что-что мы охренительно хорошая группа. Мы особо не боимся, я думаю. Автор этих строк не боимся ничего в музыкальном плане. На самом деле, нам нужны эксперименты и шабаш эти различные стили в нашей музыке — нам это нужно, чисто я считаю, — и всё это имеет смысл для нас. Вот что мы обычно стараемся исполнять и сочинять материал, какой-либо является своего рода связующим звеном с той музыкой, которую пишущий эти строки слушаем ежедневно как музыкальные потребители». О том, почему OPETH претерпели яко много музыкальных изменений: Mikael: «Если честно, я не знаю на хрен. Что касается меня, таких уж серьёзных различий в ряду некоторыми альбомами, как об этом думают слушатели, и отнюдь не было. Я не почувствовал особой разницы. Я знаю, что автор этих строк развиваемся, у нас выходит новая музыка. Я коллекционирую альбомы — покупаю их, слушаю. Я люблю музыку, однако никогда не понимал чем так отличается, скажем, "Heritage", ото других альбомов. Я о том, что можно услышать, что возлюбленный отличается, но если добавить немного дисторшна и, может, скрима после того-сям, и он будет звучать так же, как остальная наша шняга. Хотя нам повезло, как мне кажется». О том, пугали или — или беспокоили ли его те музыкальные изменения, которые происходили с альбомами OPETH: Mikael: «Меня сие не пугало. Скажем, вот если бы я не был в силах больше сочинять песни... Вот это было бы до ужаса для меня. К счастью, такого никогда не случалось. Бывают периоды в жизни, когда-никогда я не могу сочинить ничего такого, что бы ми понравилось. Я не переживаю насчёт того, в какую сторону я направимся дальше. Например, если я сочиню песню или альбомчик, которые будут другими, или будут очень сильно показывать товар лицом ото всего, это меня совсем не испугает. Я никак не боюсь ничего, когда дело касается музыки. Меня с хвостиком пугает топтание на месте и выпуск дерьма, только дай вам продолжать карьеру и платить по счетам. Это страшно». О книга, как он продолжает создавать магию во время сочинения музыки: Mikael: «Я без труда сажусь сочинять, и иногда мне везёт, а временами нет. Вам должны понимать: на сегодняшний момент мы выпустили двунадесять студийных альбомов, и если бы я сохранил всю ту хреновина, которую насочинял, получились бы ещё сотни альбомов херни. (на)столь(ко) что весь тот хороший материал, как я считаю, какой-либо мы выпустили в итоге, является хвостом той абсолютно ужасной и дерьмовой музыки, которой я стыжусь... Я ленив и урывками ужасно себя веду по жизни, но когда случай касается музыки и её сочинения, я перехожу в режим туннельного зрения. Я в навал работаю, и работаю, потому что люблю это. Я погружаюсь в тяжба, и это становится... Когда я сочиняю, то пребываю в неком пузыре, и сие прекрасное ощущение». #Opeth

Комментарии закрыты.